СПЕШИТЕ: Прием работ в АРФИ 2017 заканчивается 1 декабря! stormwind 3 дня и 22 часа
Приглашаем присылать работы в АРФИ 2017 - поэзия, проза, рисунки и музыка! stormwind 1месяц и 22 дня
Предзаказ Комплект Арфи и Мрфф по итогам 2016 lozi 11 месяцев и 22 дня
Архив новостей
Спрятать
Last Live. Истоки конфликта. Продолжение 2.
Автор: hi-jera
Страницы: [2 ]
    ---
    
    Холод окутал меня с головы до ног. Образы начали тускнеть. Я пыталась сбежать из Рая, но не могла. ОН был бесконечен. ОН мог поразить воображение любого ярого мечтателя или фантаста, потому что содержал все, о чем только можно было мечтать. Любовь и наслаждение жили здесь. Они были основой Рая... И самые страстные желания сбывались... до последнего момента, когда Рай стал чем — то диким, неизведанным и тусклым. Он умирал вместе с моей надеждой...
    
    Руки давно затвердели и стали похожи на льдинки. Они постепенно покрывались тонкой голубой прозрачной коркой, как и цветущий мир Рая. Ногами я двигала из последних сил, но спустя мгновение и они перестали мне повиноваться. Холод... и никакой боли... Только ком нахлынувшего страха, засевший в подсознании...
    
    Щелчок... И я поняла, что была во сне.
    
    Стена...Серая, идеально ровная, без единой трещинки. Я вернулась к истокам. В то место, которое было для меня сосредоточением страхов. Моя камера. Почти. Не считая странных агрегатов у стены.
    Что — то сковывало меня. Что — то сухое и шершавое. Я посмотрела вниз, и увидела вместо моей прекрасной рыжей шерсти серые, как стены камеры, лохмотья. Началась новая борьба за выживание.
    Но что бы я не делала, эта одежда так и оставалась на мне. Они знали, что я буду делать. Она сделана специально для меня. Она обвивает изящное тело, она сковывает мои движения и, словно змея, ожидает моей кончины, надеясь поживиться плотью.
    Эмоции больше не могли оставаться внутри. Они вырвались неожиданно, превращаясь на выходе в крик. Хотя, на крик это было мало похоже. Скорее всего, на вой несчастной лисицы.
    В исступлении я начала бить дверь. «Звяк,звяк, звяк»-как бы насмехаясь, отзывалась она. Каждый удар об этот холодный металл вызывал дикую боль, которая была ничем по сравнению с тварью, грызущей меня изнутри — ненавистью.
    Охранники, казалось, опешили от такой прыти. Один загянул в щель. Однако, вскоре перестали обращать внимание.
    За что? За что они так? Что заставляет их это делать? Они хотят надо мной поиздеваться? Неужели им недостаточно?
    Лапы ужасно болели и давно покрылись синяками. Я остановилась.В ушах все еще звенело, сердце работало в напряженном режиме.
    «Наконец — то ты успокоилась» — послышался голос — «Я же говорил: не надо было пытаться сбежать. В следующий раз лучше послушай меня, хорошо?».«Я тебе не рабыня» — подумала я и присела, уперевшись спиной в угол — «я свободная лисица». «Хах! Свободная?»- засмеялся в ответ Мыслитель - «Ну почему же тогда ты, свободная такая, сидишь здесь? Мы все рабы этой адской машины людей, и этого не изменить. Мы вскоре сами станем идеальными оружиями для убийства. Для того мы и созданы». «Как? Мы здесь навсегда? В этой ужасной стерильной обстановке?»- подступило волнение.
    -«Ты знаешь ответ.»
    -«Ннооо...»
    -«По их мнению, навсегда.»
    -«зНачит, нет?»
    -«Почти. Я читал их мысли. Через 3 дня случится великое открытие — будет изобретено оружие, которое погубит их и спасет нас. Не спрашивай, как. Я не знаю.»
    «Чертовы люди»- безсознательно подумала я -«Сами не знают, какую могилу они себе вырыли».
    Я представила, как умрут ВСЕ: начиная от этих двух охранников в броне, и заканчивая... Им. Я не подумала, что вместе с ними умрет и тот приятный человек, превративший меня из агрессивного зверя в маленькую домашнюю лисичку. И все это — безо всякого сопротивления с моей стороны.
    -«Как? Как ты смеешь так думать? Нет! Нет!»- заволновался Мыслитель. -«Они тебя мучают, а ты...»
    -«Но он не такой... »
    Вдалеке послышались удары сапог об пол. Те самые, которые я слышала миллионы раз. Но теперь они предвещали что-то нехорошее...
    -«Ты ничего не понимаешь!»
    -«Они все — таки не заслужили этого... они не убийцы...»
    -«Зато мы убийцы! И по их вине! Мы могли бы быть свободны, если бы не чья — то сумасшедшая мысль... и я даже знаю, чья.» — грустно подумал Мыслитель.
    Звук шагов все нарастал... На лбу выступили маленькие прозрачные капли пота.
    -«И чья же?»
    -«Моя.»
    Дверь открылась. Яркий свет ослепил меня... И я вновь оказалась по ту сторону двери.
    ---
    В этот раз охранники повели меня куда — то не туда. Еще одна странная комната. Притом дверь в нее была до неприличия толстая, огромная -,раза в 4 выше меня,- и громоздкая — долго они не могли заставить ее двигаться.
     И, когда дверь наконец — то поддалась, я увидела огромную комнату. Дальний край пропадал в легкой серой дымке. Но одно было видно хорошо — такая же огромная дверь в другом краю комнаты, освещаемая зелеными неоновыми лампами. На потолке светили аналогичные, но белые. Стены состояли из квадратных плиток буро — серого цвета. Другое дело — они были разных размеров и располагались в хаотичном порядке.
    Запах также оставлял желать лучшего: мой нос уловил запах металла, гари и чего — то еще... по — видимому, крови.
    Дверь за спиной закрыли... И я осталась одна в этом помещении. Только лампы противно жужжали над головой.
    - Ну вот и пришло время твоего первого испытания, лиска — сказал мужской голос, словно доносившийся из — за стен, — все мы когда — то допускаем ошибки... и это не проходит бесследно. Вчера ты показала, на что способна... пара хилых олухов даже не успела отреагировать... Ты начала свою игру, ты ввела свои правила... Это подло и нечестно, понимаешь? Теперь ты будешь играть, как мы захотим... — и голос замолк.
    Какая игра? Какие правила? Спустя пару секунд плиты пришли в движение. Они сворачивались и заходили одна за другую, пока не превратилась в нагромождение механизмов, уступов и странных стержней, торчащих из стены. «Машина для убийств... Машина для убийств... Правила...» — мелькали мысли у меня в голове. Неожиданно пол также начал изменяться... Плита подо мной начала переворачиваться... Я резко отскочила в сторону. И не зря — на том месте, где я стояла, обнажились острые шипы. Казалось, они могут проткнуть меня насквозь, стоит мне только ненароком упасть на них... Фу. Ужасная мысль. Но и эта плита незамедлила перевернуться, обнажив свои металлические зубы. И я начала гонку со смертью... Я попала в игру, где проигрыш означал мгновенную смерть.
     Единственным спасением для меня были стены. «По этим штырям надо карабкаться» — поняла я. Кое — как добежав до первого уступа, я запрыгнула на него. Он был достаточно широк: можно было даже присесть на него, но такой глупой мысли мне не пришло в голову. И вовремя же я туда успела: все плиты на полу перевернулись, образовав что — то наподобие частокола. Все, кроме трех, которые находились на другом конце у двери. Я отдышалась. «Надо было же так умудрится...» — только успела подумать я... Как из дальнего угла показался красный луч... Он медленно, но верно приближался ко мне, оставляя все меньше шансов на выживание, потому что я чувствовала: своим горячим красным свечением он несет смерть... Надо было карабкаться вверх. На дрожащих от усилий лапах я подтянулась на следующий уступ. Было тяжело, боль пронзала меня насквозь, но нельзя было дать себе умереть.
     Наконец — то я смогла закинуть свое мягкое тело на еще одну холодную и шершавую плиту. Я осмотрелась, и не поверила своим глазам: по комнате ходило уже три таких же луча, приближавшихся ко мне... В панике я начала оглядываться, пытаясь найти, куда двигаться дальше. На потолке была длинная труба, ведущая к двери. Всего — то: допрыгнуть, аккуратно проползти, и спрыгнуть, или промахнуться и упасть. Время поджимало: с левой стороны ко мне приближался лазер, который очень любит резать на части любые предметы... почти все. И маленькую лисичку он тоже не оставит в покое... Я только сейчас почуствовала, что это - настоящий страх... страх перед смертью, которая может наступить в любую минуту... Страх увидеть два мира на перекрестке судеб — светлый, наполненный безмятежностью и тишиной, и темный — закованный в рамки боли, мучений, и подчинения законам, какими бы простыми они не были, пусть даже природными... Мир, где возможно все, и мир, который давно погублен порочными желаниями других...
     Философия... Откуда? Почему она рождается именно в такие моменты?
     Я вся пропотела... Одежда давно была влажной и неприятно липла к шерсти на спине. Руки замерзли, но это не мешало. А лазер приближался, практически подойдя ко мне.
    Со всей силы оттолкнувшись лапами от плиты, я прыгнула....
    Мои лапы повисли на трубе. Я знала, что долго так не продержусь, и поспешно начала двигаться к выходу. Скользкая поверхность трубы не давала мне ухватываться, как следует — я постоянно соскальзывала.
     На горизонте показался еще один зловещий красный луч. Прямо передо мной. Я была достаточно далеко от стен. Просвет между трубой и потолком был недостаточно широк: туда с трудом пролезла бы моя голова. Выход был один — прижаться к этому заплесневелому и ледяному куску железа.
     Я вдохнула, надеясь, что дышу не в последний раз, и закинула лапы на трубу, крепко обхватив ее. Грязь покрыла мою шерсть. К уже заляпанному слою пыли прибавился еще один — серой противной слизи.
     И только пульс своими глухими ударами, отдававшимися и в голове, и в запястьях, продолжал отсчитывать течение жизни... И ни единого движения в комнате, кроме сильных мышц моего сердца и механизма, движущего луч смерти.
     Прошла секунда, еще одна...Но для меня это мгновение показалось вечностью. Казалось, я висела здесь уже час или два. Хвост покрепче обвил лапы. Неожиданно я почувствовала обжигающее тепло и взвизгнула, зажмурив глаза. Потихоньку что — то трещало прямо на мне, но, не почувствовав боли и ощутив ласковый холодок, пробежавший по телу, я поняла, что это не моя мягкая кожа, а шероховатая ткань одежды, свободно висевшая на теле. Вдохнув наконец — то полной грудью, и почувствовав, что лазер остался далеко позади, спустив лапы вниз, я вновь стала приближаться к выходу.В пасти ощущался неприятный горьковато — соленый вкус, но это волновало меньше всего: единственной мыслью оставалась мысль о боли и усталости, которая давно уже овладела мною. Всего одно неправильное движение, или неожиданная судрога в конечности — и я полечу вниз, навстречу к дьяволу, которого я стольк...
Страницы: [2 ]
Комментарий
Информация
 
 
Сейчас на сайте 406 пользователей
7 фуррей и 375 гостей и 24 робота
 
FN engine: 4.24.195. Copyright ©2006-2017 FurNation.ru